Журнал Сретение

Работа с людьми - самая хорошая работа!

Печать

o.-Ioann-LendelСуществует определенный стереотип о секретаре. Это человек сведущий во всех делах, знающий порой больше, чем его непосредственный начальник. Поддержка секретаря – залог успеха любого дела. Но это в светском мире. Чем отличается работа секретаря в епархиальном управлении? С какими вопросами обращаются люди? Чего не может себе позволить секретарь епархии? С этими вопросами мы обратились к настоятелю Свято-Петро-Павловского собора, секретарю Гомельской епархии протоиерею  Иоанну Ленделу, который любезно согласился ответить на некоторые наши вопросы.

– Отец Иоанн, Вы являетесь настоятелем Петро-Павловского собора, а, кроме того, секретарем епархии. Не могли бы Вы обрисовать круг обязанностей секретаря, и как давно Вы на этом посту?
– По окончании Одесской духовной семинарии в 1996 году я был рукоположен в диаконы, женился на гомельчанке, остался в этом городе. Владыка  Аристарх как-то попросил подежурить на телефоне в епархиальном управлении, да так со временем это переросло в постоянную работу секретаря. Круг обязанностей настолько широк, что обрисовать его очень сложно. Прежде всего – отвечать на звонки, принимать посетителей, отвечать на вопросы. Когда Владыка не может принять, я принимаю людей. Со своими проблемами приходят священники. Порой необходимо согласовывать службы с участием архиереев.

– Работа с людьми считается вредной работой…
– Самая хорошая работа!
– И все-таки, как удается Вам сохранять душевное равновесие при такой беспокойной работе?
– Изначально священник посвящает свою жизнь служению Богу и людям. Сегодня для меня нет такой проблемы. Мне приятно работать с людьми. Я бы не сказал, что эта работа приносит мне какое-то отягощение, напротив, если удается помочь человеку, это приносит радость! А равновесие сохраняешь только с помощью Божией.
– С какими проблемами приходят люди к Вам, как к епархиальному секретарю?
– Если приходят люди, то приходят с проблемами. Мелкие вопросы можно разрешить на месте, в своем приходе. В епархию обращаются с вопросами сложными. Самой страшной проблемой, не оставляющей равнодушным, является проблема самоубийства, к сожалению, ставшая актуальной. Многие  люди сегодня решаются на этот страшный  шаг. Самоубийство самый тяжкий грех. Мы стараемся об этом говорить везде, где только можно. Люди приходят с просьбой отпеть самоубийцу. В этом случае очень переживаешь за людей, объясняешь, что таких нельзя отпевать, это записано в апостольских правилах. Если иерей нарушает это правило, то сам подпадает под осуждение. Я понимаю боль этих людей, приходят мамы, отцы, дети. Их необходимо выслушать, потому что зачастую их некому выслушать, даешь совет, сообразуясь со Священным Писанием.
Часто приходят с просьбой «развенчать». Объясняешь, что нет такого чина в Церкви. Есть венчание. Священное Писание говорит о том,  «что Бог сочетал, то человек да не разлучает». Зная это, мы  и думать не можем о каком-то развенчании. Впрочем, бывают очень сложные ситуации. Девушка пришла: ее парень обещал золотые горы, позже оказалось, что он был неоднократно венчан, обманывал священников,  её приобщил к наркотикам, а были они обвенчаны… Бывает так, что изначально видишь, исходя из своего маленького опыта, что вот этой паре венчаться пока, во всяком случае, не надо. Им бы повременить, узнать друг друга получше. А как скажешь им об этом? Говоришь – возмущаются: «Ну как же, батюшка, что Вы такое говорите, мы любим друг друга!..»
– Необычные просьбы бывают?
– Вот вчера пришла женщина: хочу покрестить ребенка второй раз. Хоть что говори, хоть как доказывай, ничего не воспринимает, – она пришла со своими мыслями, она знает, что ОНА хочет. Надеюсь, что смог ее убедить и разъяснить   абсурдность ее просьбы.
– И много посетителей приходит в епархиальное управление?
– Мы с владыкой однажды принимали посетителей с утра до шести вечера. По-разному бывает.
– Отец Иоанн, а бывает так, что человек рвется на прием к архиерею из амбициозных, тщеславных соображений, несмотря на то, что и Вы в состоянии решить его вопрос?
– Бывает и такое. Но мы стараемся людей не обижать. Порой человек просто не хочет мне говорить о своих проблемах, ему нужен непременно владыка, но порой он все равно зовет меня и переадресовывает мне решение вопроса. Но человеческий ресурс не безграничен, владыка не может всех принять, для этого и существует секретарь.
– У людей светских смутные представления о проблемах священников, с чем они приходят в епархию?
– Самые разнообразные вопросы приходится решать: письмо подготовить для строительства или ремонта храма, организовать праздничную службу. Бывают вопросы, связанные с богослужением. Порой священник советуется, как разрешить некоторые проблемы своих прихожан. Да и личных вопросов хватает, семейных проблем.
– Как часто обращаются прихожане с жалобами на священников?
– Когда я начинал служить, жалоб было много. А сейчас я даже не могу вспомнить, когда последний случай такой был. Вообще, я  бы посоветовал, прежде чем жаловаться на священника, попытаться  разобраться, почему священник поступает так или иначе. К примеру, обманули священника, он отпел самоубийцу. И не задумываются люди,  каким тяжелым  грузом это ложится на батюшку. Да и обманщики не понимают, что и себе, и усопшему сделали только хуже.  Мотивы тех или иных поступков священника  бывают не всегда сразу понятны, но прежде, чем осуждать, надо попытаться разобраться.  
Был такой случай. Пришли женщины с жалобой на священника из нашего собора. А я к тому времени так хорошо уже знал всех, что мог предположить, кто мог так поступить, а кто нет. Уточняю, вы уверены, что речь идет именно об этом священнике?  В ответ посетительницы  утвердительно кивают головами.  Мол, конечно, да… Приглашаю их прийти на следующий день. К  назначенному времени сажаю  батюшку, на которого последовала жалоба по одну сторону стола, а напротив – жалобщицы. Попросил их еще раз обрисовать суть проблемы, а в конце опять спрашиваю,   действительно речь идет о таком-то священнике? После их подтверждения указываю им на присутствующего тут священника, которого, как видно, они и в лицо-то никогда не видели.… Женщины встали и, извинившись, тихо удалились. То ли обознались, то ли с третьих уст что-то напутали…
– На священника вообще можно обижаться? Он ведь такой же человек…
– Конечно, священник не безгрешный. Он человек и, как все люди, может ошибаться, хотя и старается жить по-другому, работает над собой. Но не забывайте, у священника искушений больше. Когда я собирался поступать в семинарию, мне мой приходской  священник говорил: «У Вас было одно искушение. Когда надумали поступать в семинарию – появилось десять; а поступите – станет сто». А сколько нападений лукавого бывает на тех, кто выбрал путь  священства? Неизвестно. Мы священнику помогать должны. Осуждая же священнослужителя, мы осуждаем не просто Василия, Петра, – осуждаем благодать священства. Вот священник пьет. Плохо, конечно. Но кто ему на поминках наливает? Осуждая священника, не должны ли мы и себя осудить?
А светские власти обращаются к Вам с просьбами?
– Чаще мы к ним обращаемся. Но и у них бывают свои личные проблемы, просят духовной помощи, совета.
– Изменилось ли отношение светской власти к Церкви за последние годы?
– Наш Владыка Аристарх – удивительный человек! К нему нельзя относиться плохо. Его доброе, отеческое отношение к людям  всегда вызывает ответную реакцию. За десять лет не было никаких конфликтных ситуаций с властями. Наоборот, у нас много общих дел. В жизни современного общества Церковь играет важную социальную роль. Нравственные принципы христианства, основанные на божественных   заповедях,  являются  ориентиром и в воспитательной работе.
– Церковь испытывали и гонениями, и благополучием. На Ваш взгляд,  какое испытание тяжелее переносится? Как сегодня Церковь выдерживает благополучие?
– Святитель Иоанн Златоуст говорил, что самым худшим гонением для Церкви является отсутствие всяких гонений... Господь Иисус Христос говорил о том, что Его последователи будут гонимы. Так что в истории Церкви периоды относительного спокойствия и благополучия всегда сменялись периодами  гонений.  Что касается некоего материального благополучия, о котором так любят поговорить, приведу пример. Скажем, машина для священника сегодня вовсе не роскошь, а необходимый рабочий инструмент его служения. Идешь со Святыми  Дарами причастить человека. Ты не должен ни к кому прикасаться, нельзя ни с кем разговаривать. Но идешь ты к троллейбусу. На остановке стоит человек, курит, дым на тебя. Заходишь в троллейбус, забьешься в уголок, чтобы поменьше толкали. Как-то во время Великого поста пошел причащать старушек. Было 8 марта, утро, улицы пусты. Прошел пешком до Старого аэродрома, причастил семь человек, потратил день. Хорошо, что день был относительно свободный. А если, как это чаще всего бывает, вызова в разных районах? Так что без машины многого не успеешь. Священники живут по-разному, в смысле достатка, но роскоши я не видел.
– За время Вашей работы секретарем были курьезные случаи, неожиданные просьбы?
– Еду в машине. Останавливает человек: «Батюшка! Ты же батюшка? Помоги мне до вокзала быстро доехать, на поезд опаздываю!» Подвез ...
– В каком случае Вы отказываете в просьбе?
– Только если это выходит за пределы  моей компетенции  или противоречит  голосу совести.
– Отец Иоанн, расскажите, пожалуйста, о своем детстве. Кто привел Вас в храм?
– Трудно говорить о себе. Но, сколько себя помню, помню верующим человеком. Дядя по отцовской линии был певчим на клиросе. Я из садика убегал пораньше, и мы с дядей шли на службу. Помню очень смутно, был маленьким, дядя помогал священнику в алтаре, а я перед престолом пробежал. Отец Михаил сказал:  «Священником будет!». Отец Михаил был моим духовным наставником. Держал нас в строгости. Родом я из Закарпатья. Подкарпатская Русь – особый регион,  даже имела свой гимн. Многонациональный край.
– Приходская жизнь Западной Украины отличается от нашей в Беларуси?
– Есть отличия. Ну, во-первых, та часть Украины крестилась на сто лет раньше Киевской Руси. Туда христианство пришло из Сербии. Там поэтому и чтение другое, ближе к сербскому языку, унисонное пение. Во-вторых, люди более воцерковленные. Исторически так сложилось. Советская власть в Западную Украину пришла в 1939 году, не успела все разрушить. В моем родном селе было три православных храма, один униатский и два баптистских, село, правда, большое – 15 тысяч жителей. Не было семьи, в которой кто-то не пошел бы в воскресенье на службу. В Западной Украине крестят младенца на десятый день, а здесь больше случаев крещения взрослых. На Украине все венчаются, всех отпевают.
В Беларуси несколько иначе, сказывается наследие советской эпохи.  Но, с другой стороны, если для людей посещение храма становится привычкой, национальной традицией, духовный смысл прихода в храм отодвигается на второй план. В Беларуси больше искренности, осмысленности. Желательно, конечно, чтобы в каждом селе был храм, а если деревня большая, то и два, чтобы людям далеко не ходить. Будем работать над этим с Божией помощью.
– Что Вас огорчает?
– Огорчают скорби людей, особенно когда видишь, что идет человек к этой скорби, к этой беде сознательно. Эти люди вызывают жалость. Разводы переживаю. Молодые порой умоляют их обвенчать. Я провожу не одну беседу с ними перед венчанием. Проходит какое-то время, а они разбежались. Огорчает то, что люди не живут с Богом. Бывая в колонии, тюрьме, переживаешь не по поводу насмешек в твой адрес, а то, что эти люди порой не понимают необходимости что-то изменить в своей жизни, в самих себе.
– В СМИ Вас что-то расстраивает?
– Пошлость, разврат. Оградиться от этого порой невозможно, – оно назойливо. Интернет слишком влияет на нашу жизнь, часто деструктивно. Приходит однажды человек, – его сын пятнадцати лет покончил с собой, «В контакте» познакомился с готами, которые довели его до самоубийства. Невольно задумываешься, что этот ребенок родился, когда я приехал в Гомель, это тот ребенок, которого родители должны были привести в храм, – они этого не сделали, а я до него не дошел… От этого больно. СМИ должны нести моральную ответственность за ту информацию, которую предоставляют. Детей оградить ото всего невозможно, но в первую очередь родители должны позаботиться о безопасности ребенка.
– Навязываемая массовой культурой модель поведения облекается в определенную эстетическую оболочку, поэтому все так привлекательно...
– Сегодня у многих представления о красоте деформированы. В телевизоре – дама со страшно вывернутыми губами, дети мне поясняют, что у нее закачан ботокс. Но если ты «звезда», то должна помнить, что подаешь пример миллионам, кто на тебя смотрит. Уже не говоря о том, что это не красота, а уродство, грозящее здоровью как физическому, так и психическому. У «звезды» хватит денег хотя бы на качество, а многим на качество денег не хватит, и сколько исковерканных судеб!
– Вас волнуют вопросы воспитания не только как священника, но и как родителя?
– У меня двое детей, учатся в шестом классе, поют в церковном хоре.
– Ваши дети не испытывают к себе негативного отношения со стороны сверстников из-за того, что их отец – священник?
– Я не слышал от моих детей, что к ним плохо относятся. Даже если и появятся такие люди, которые посмеютсяo.-Ioann-Lendel-1, мои дети отнесутся к этому спокойно. Более того, в школе, в классе они пользуются уважением. Их товарищи, одноклассники бывают у нас в доме, знают, что их отец – священник  и положительно к этому относятся. Директор школы обратился ко мне с просьбой освятить школу, помог это организовать. Празднично все прошло. А детей моих то, что я священник, ко многому обязывает и, в первую очередь, – вести себя достойно.
– Наш номер выходит в канун Рождества. Какие у Вас, отец Иоанн, ассоциации с этим праздником?
– Сейчас больше дум о том, как все организовать. А в детстве: колядки, дети с утра ходили по селу, поздравляли с Рождеством, пели колядные песни. Детей угощали сладостями. К вечеру выходили взрослые в костюмах. В церкви тоже пели колядки, но к службе снимали костюмы, одевались празднично. Светлый, радостный живой праздник.
– Какие пожелания Вы бы адресовали нашим читателям?
– Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими, а не наоборот. Хотелось бы, чтобы все имели больше любви друг к другу, чтобы все шли к спасению через
любовь. Даже если человек не верующий, но будет поступать по любви, это будет облагораживать его душу, он все равно придет в то положение, в котором призван находиться по сущности своей. Недавно от нас ушел в вечность архимандрит Пионий. Мне не раз приходилось его навещать. Однажды батюшка рассказал об одном уполномоченном по делам религии. По роду службы своей этот партийный человек, советский чиновник, должен был обращаться со священниками, мягко говоря, не очень хорошо.  Но он, напротив, несмотря на то, что был идейным оппонентом, всегда относился к священникам уважительно и корректно. При мне этот бывший уполномоченный умирал. Его исповедали, причастили и соборовали. Доброе отношение его к людям – и Господь не оставил его умереть без покаяния.
Хотелось бы предостеречь людей от осуждения друг друга. Не дай Бог, чтобы кто-то подумал о самоубийстве, в этом случае мы лишаем себя возможности покаяния. Идите к священникам, исповедуйте греховные мысли, не дайте им овладеть вами! Любите друг друга, не осуждайте. И храни вас всех Господь!
– Благодарим за интересную беседу и доброе напутствие.

Материал подготовила Ирина Грищенко

 

Избранное

ТОЧКА ЗРЕНИЯ
«Сударь и сударыня, вы приглашены на бал!» Как часто в прошлых... Read more...
Секрет твёрдого воспитания
– КТО ТАКОЙ МАЛЬЧИШ-КИБАЛЬЧИШ? – ЭТО ВОЕННАЯ ТАЙНА.  Для того, чтобы сформировать... Read more...
«ЖИЛИ КНИЖНЫЕ ДЕТИ, НЕ ЗНАВШИЕ БИТВ…»
автор: Ирина ГРИЩЕНКО Почему так завораживает старина? Почему на ура идут исторические... Read more...
Умозрение в красках
Самое существенное и важное, что есть в русской иконе, –... Read more...
Учитель – это профессия или образ жизни?
«Школьные годы чудесные!» Думаю, все согласятся со словами известной песни.... Read more...
Joomla! Україна

Голосование

Устраивает ли Вас качество электронной версии журнала?
 

ПРАЗДНИК


ДРУЗЬЯ

Баннер
Баннер
Баннер

СЧЕТЧИК